Черная рубашка Виктора Цоя
Далее Черная рубашка Виктора Цоя
Рэпер Скриптонит читает Чарльза Буковски
Далее Рэпер Скриптонит читает Чарльза Буковски

Мне дико нравятся цвета одежды шестидесятых годов. Не могу описать словами этот определенный зеленый или синий, но уже в семидесятых эти оттенки куда-то пропали: в цветах стало больше грязи, больше незавершенного.

Уже в шесть лет у меня была маленькая битловка — мама как-то достала. Потом на мой гардероб последовательно влияли группа Japan, Дэвид Боуи, The Smiths и особенно Моррисси со своими рубашками.

Во все времена мне хотелось быть на отрицательном пике. Отрицательный пик — это когда Денис Симачев ходит по Курскому вокзалу и наблюдает бомжей, чтобы вдохновляться. Мы в этих целях в конце 1980-х ходили на Тишинский рынок и покупали там чудовищные рубашки и клеши. Надеть клеш в то время — это сойти с ума, но мы так делали. Потому что когда некая вещь находится в самой низкой точке, в следующее мгновение начнется ее бурный рост.

Главный подарок моде от рок-н-ролла — это косуха. Ее еще Пресли носил, и не было десятилетия, когда музыканты обходились бы без косухи.

В любой ситуации артист должен выходить на сцену не в том, в чем приехал. Меня этому научили старшие товарищи, и это важно.

Русская манера одеваться похожа на русскую кухню — это постоянное сочетание соленого со сладким.