Истории|Кино

Коэнам здесь не место

Почему «Субурбикон» Джорджа Клуни – больше манифест, чем хорошее кино.

На 74-м Венецианском кинофестивале доминировала антитрамповская повестка. Правда, речь шла не о самом Дональде Трампе как политике, а о тех ценностях, которые он выражает, о бесах, которых выпустил наружу своим избранием на самую влиятельную должность в мире. Многие режиссеры, будто сговорившись, решили дать оценку тому, что происходит с обществом, в котором поселяются страх, нетерпимость, насилие и ксенофобия.

Британский драматург Мартин Макдонах в картине «Три билборда на границе Эббинга, Миссури» и Джордж Клуни в своем «Субурбиконе» и вовсе выступили одним фронтом, рассказав о наболевшем на языке черных комедий братьев Коэн. У первого это, правда, это получилось намного изящее, а вот Клуни решил не делать резких движений и снял достаточно конвенциональное кино как по учебнику, составленному теми самыми братьями. На самом деле, он в прямом смысле слова пошел по их стопам, просто взяв и позаимствовав их нереализованный сценарий. Но, как оказалось, Коэны не случайно оставили его на полке – про банальность зла и маленького человека, который в силу слабохарактерности и малодушия превращается в кровавого монстра, все было сказано еще тогда 20 лет назад в «Фарго». А в наше время в очередной раз пережевано, правда очень талантливо, в трех сезонах одноименного сериала Ноя Хоули.

Казалось бы, тема исчерпана окончательно, но нет, Клуни вновь будит бесов. Не из любви к творчеству и не в целях развития кино, а ради эффектного социально-политического высказывания. Клуни давно и ярко оппонирует Трампу в публичном пространстве и соцсетях, поэтому он и взялся за коэновский материал. Его кино, таким образом, больше идеологическое оружие, манифест американского креативного класса в борьбе с чужеродной идеологией нынешнего главы Белого дома.

Субурбикон – это вымышленный идеализированный американский город 1950-х, который населяют безупречные белые американские семьи, – та самая Great America, мечта реднеков, ставшая реальностью. Хаос в их размеренную жизнь вносят новые обитатели городка – чернокожая семья Майерс. После их приезда в Субурбиконе вспыхивают беспорядки, которые до боли напоминают то, что мы летом наблюдали в Шарлоттсвилле, где неонацисты прошли с факельным шествием и выступили против сноса памятнику одному из генералов армии Конфедерации.

Оголтелый протест быдловатых белых фермеров против интеллигентных черных граждан новой Америки становится камертоном всего фильма. Этот сюжет Клуни оттеняет чисто коэновской историей про внутреннее безумие. Пока инородные Майерсы отбиваются от оскорблений и нападок, внутри одной из самых образцовых ячеек Субурбикона происходят гораздо более страшные события, которые влекут за собой череду убийств и комичных ситуаций (с юмором у Клуни пока что все в порядке).

Однако все эти гэги кажутся вторичными и очевидными, а потому несмешными, и не спасает даже блестящая актерская игра Мэтта Деймона и Джулианны Мур (ей в фильме достались сразу две роли). Иногда действие и вовсе напоминает то, что происходило в «Один дома», отчего становится неловко смотреть на экран. Коэны уходят на второй план, а в центре внимания остается тот самый сюжет с нетерпимостью; страсти вокруг дома афроамериканцев накаляются до предела, насилие нарастает как снежный ком, «безупречные» белые граждане впадают в полнейшие безумие, превращаюсь в животных, жаждущих крови, а зритель оказывается словно в страшном сне.

Несмотря на художественные недостатки, это очень полезное и нужное сегодня кино, которое можно показывать хотя бы в просветительских целях, например, подросткам. Клуни призывает всех нас избавиться от атмосферы ненависти, которая пожирает души. И хоть его «Субурбикон» получился немного бьющим в лоб, ценности, которые он отстаивает, дают фильму право на существование.


ТекстДенис Катаев
Денис Катаев