Истории|Интернет

Включить уведомления

Esquire объясняет, почему текущую политическую повестку следует узнавать из Telegram, а не из новостей.
Jim Dyson / Getty Images

Telegram и его авторские каналы – уже не модный тренд, а обыденность, за которой пытаются успеть все кому не лень. По-настоящему модным ведение собственного канала в Telegram стало в начале 2016 года, когда медиаперсоны, онлайн-СМИ и сетевые проекты начали обустраиваться на новой поляне. Тогда же появились первые обзоры и тематические каталоги каналов.

Год назад компания Павла Дурова торжественно объявила о 100 миллионах пользователей по всему миру. Вокруг Telegram стремительно выстраивается целая индустрия: в раскрутку каналов активно включается ВП – взаимное продвижение, в основном, на бесплатной основе, если численность и тематика каналов примерно совпадают. Тем, кто не знает меры в рекламе, будет непросто. Некоторые популярные проекты превратились в доску объявлений, часть из которых – платная (стоимость одного поста доходит до 30 тысяч рублей, что сравнимо с ценой размещения в многомиллионном паблике «ВКонтакте»). Другие не брезгуют накрутками подписчиков и просмотров, закупая sim-карты оптом у метро.

У Telegram не все так безоблачно с защитой личной переписки, как представители компании утверждали в момент запуска. В августе 2016 года в Иране взломали аккаунты местных активистов и еще 15 миллионов пользователей. Иранская молодежь, которая массово использует смартфоны, считается одним из ключевых объектов для Telegram . Это приводит к постоянным трениям с местным правительством, недовольным, что серверы компании не находятся внутри страны. В Южной Корее и Бразилии действия надзорных органов (прежде всего, блокировка WhatsApp) также привели к взрывной популярности приложения. Не брезгуют изобретением Дурова и радикалы. Джихадисты, зарезавшие 85-летнего настоятеля церкви во французском Сент-Этьен-дю-Рувр в июле 2016 года, обсуждали свои планы в Telegram , что заставило власти задуматься о способах дешифровки переговоров террористов. «Исламское государство» (Признано террористической группировкой, его деятельность в России запрещена.) стремится сделать Telegram основной платформой для распространения пропаганды.

Ключевая особенность каналов в Telegram – отсутствие обратной связи. Она вроде бы есть – в количестве просмотров постов, в прибывающих подписчиках, – но тут нет привычных комментариев и ветвистых дискуссий либералов и патриотов. Для общения существуют групповые чаты с бесконечным флудом. Специально для мизантропов Telegram внедрил чат-ботов, которые одинаково спокойно взаимодействуют со всеми желающими.

За год российские политические Telegram-каналы окончательно утвердились в качестве площадки, чем-то напоминающей LiveJournal начала нулевых. Без гигантской аудитории, но с топовыми авторами-«тысячниками». Пользователям хочется новизны, которая превзойдет их ожидания от «прогнозов политологов» или привычных экспертов в СМИ. Этот мессенджер – единственный среди конкурентов – предложил понятный и стильный способ трансляции контента при помощи создания каналов с публичным доступом и возможностью подписаться. Все чаще новости из Telegram превращаются в крупные сюжеты на федеральном ТВ, потому что его активно используют журналисты. Единственная каста, которой по-прежнему нет в приложении, – это политики. Возможно, потому, что их там не очень-то и ждут. ≠

«Идея для стартапа: открыть бар «Телеграм», каждый посетитель будет сидеть в коробке, бухать и изредка материться в вырезанное окошко».

Самый популярный канал в Telegram на русском: почти 50 тысяч подписчиков. Едкие комментарии в общественно-политической повестке, много мата, перехода на личности и ненависть к окружающему миру. В инстаграме одноименного анонимного автора картина разнообразнее: черная икра, лондонские театры и много алкоголя. Возраст, род деятельности и даже политические взгляды создателя – тайна за семью печатями.


«Предполагаем, что группа помощни- ка президента Евгения Школова находится под ударом».

Образец публичного отражения подковерных войн: группы влияния, клановые интересы, битвы силовиков и церковнослужителей – тут есть все. Канал пропитан политической конспирологией и прогнозами, которые имеют свойство не сбываться, но если стояла задача построить «карточный домик» по-русски в формате мессенджера, то она удалась. Подписчиков больше десяти тысяч, и судя по всему, это именно те, о ком «Незыгарь» пишет.


«В кабинете вице-спикера Яровой начался ремонт, Андрей Исаев переехал в кабинет Шаккума, а Толстой въехал в кабинет Железняка».

И снова политика с интригами под ковром, но силовиков из РПЦ в «Методичке» гораздо меньше. Чего здесь хватает, так это пристального наблюдения за СМИ и сетевыми скандалами. Анонимные авторы канала постоянно норовят поймать известных журналистов за руку и устроить расследование по мотивам громких статей или спорных постов в социальных сетях. А еще объясняют действительность, погружая читателя в исторические аналогии и примеры из недавнего, но быстро забытого прошлого.


«Брежнев и Hиксон совершают прогулку на вертолете над рабочими пригородами Москвы. Никсон видит бараки с телевизионными антеннами и говорит: «Вы нас перегнали! У нас в свинарниках еще нет телевизоров!»

Группа коллег-журналистов под предводительством Павла Пряникова пишет о современной истории, социальной философии и политических маргиналах. Здесь много СССР, политандеграунда и размышлений об утраченных смыслах российской цивилизации. Чтобы понять все и сразу: один из авторов канала – первый в России раввин-самосвят, считающий себя хранителем духа гетто, расположенного в московском районе Марьино.


«Заходила в Госдуму. Хочу зафиксировать резкое увеличение количества фигуристых девушек на огромных каблуках. Помощницы нового созыва, видимо».

О российской внутренней политике по-женски здесь пишет свои посты одна из ведущих кремлевских корреспонденток последних лет Екатерина Винокурова – она с завидной регулярностью задает вопросы Путину на ежегодных пресс-конференциях. Мода сотрудниц Государственной думы, последние сплетни из кулуаров и черная кошка хозяйки канала – постоянные темы.


«Уже будучи взрослым, Гитлер назовет условия получения образования в кайзеровской и королевской Австро-Венгрии слишком тяжелыми, а экзамен на аттестат – непреодолимым барьером. Так что, если хотите стать художником, школу лучше не бросать, а то мало ли, чем это все кончится».

Вопреки названию, классической немецкой литературы XVIII века здесь нет, а немецкой политики, истории и бытовой культуры – концентрированно много. Но больше всего Гитлера. Через него нам показывают развалившуюся Австро-Венгрию, Веймарскую республику и катастрофу Второй мировой войны. Судя по содержанию, интерес автора к Германии развился недавно, так что вы узнаете новое о немецком мире почти одновременно с ним.


«Канье Уэст приехал на встречу с президентом Трампом в Trump Tower. Назначат послом во Францию?»

Пожалуй, самый недооцененный политический канал на русском языке в Telegram. Редко случается, когда про американскую политику вы слышите не заунывные штампы от человека в пыльном костюме, а живые и яркие истории, полные интриг и переплетенных интересов. Дудаков публикует сжатые обзоры американской прессы, которые не скучно читать, знает об американских политиках то, что не пишут в российских СМИ, и заставляет вас следить за всем этим безобразием, словно вы смотрите увлекательное реалити-шоу.


«В Петербурге существует барбершоп, куда не пускают женщин и «представителей нетрадиционной ориентации». Позвонила им, поговорила с их администратором, расстроилась».

Модная российская феминистка ищет и находит сексизм в глянце и прочих медиа. Дискриминация женщин обнаруживается дажев текстах о техниках минета, так что отъявленных мужланов и шовинистов ждет увлекательное путешествие к безднам собственной совести. Сотрудники СМИ, которых обличает Красильникова, извиняться перед женской аудиторией и редактировать свои материалы не торопятся. ≠


ТекстАлександр Файб