Истории|Каково это

Каково это – лечить собак от депрессии

Ольга Кажарская, 50 лет, зоопсихолог:

Принципиальных отличий между нервными системами человека и собаки нет. Но, в отличие от нас, животные не способны «загнать» себя в состояние стресса и депрессии самостоятельно. Когда собака в депрессии, она перестает интересоваться окружающей средой, стремиться изучать новое, играть.

Случаи полной беспомощности встречаются редко, в основном стресс выражается в проблемах поведения: когда собака начинает агрессивно себя вести, когда появляются фобии – например, боязнь других животных или грозы, когда нарушается эмоциональное равновесие – она либо совсем зажата, либо слишком активна. Как правило, это говорит о том, что по отношению к собаке применяли насильственные методы воспитания, на которых основана классическая кинология, так называемая «теория доминирования». Это электрошоковые и строгие ошейники и наказания, которые применяются для подавления животного. А должен быть эмоциональный контакт, который не покупается за лакомства, и уж тем более ему не способствуют побои. Исправлять эти ошибки воспитания тяжело и долго.

Когда меня зовут на консультацию, я первым делом разговариваю с хозяином, смотрю на условия жизни питомца, то, как он питается. Неправильно подобранный корм может тоже стать косвенной причиной стресса. Иногда человек не понимает, что его четвероногому другу на самом деле необходимо. Такое нередко происходит у владельцев маленьких пород, для которых в России почему-то придумали унизительное определение «декорашки»: к ним относятся, как к игрушке, и из-за недостаточной ментальной нагрузки они становятся нервными и раздражительными.

Собак пастушьих и охранных пород – риджбеков, овчарок, ротвейлеров – часто оставляют запертых в одиночестве где-нибудь на даче. Из-за нехватки общения они свирепеют и нервно реагируют на каждого проходящего, порой они становятся по-настоящему опасными.

Раньше, чтобы успокоить собаку, ее просто пытались не тревожить лишний раз, сейчас же появилось много новых возможностей. Есть, к примеру, «пассивные» способы, они хороши для начального этапа: это и массаж, и поисковые игры, и D.A.P. – успокаивающие феромоны, распыляемые в воздухе. Используют даже музыкотерапию. Она особенно эффективна при боязни резких звуков: к спокойной мелодии постепенно добавляются шумы, напоминающие звук грома или салютов, чтобы питомец к ним привыкал. Затем можно переходить к так называемым «активным» способам. Их главная задача – установить контакт между человеком и животным.

Первое, что я объясняю, – какими движениями нужно обращаться с собакой, чтобы выработалась своеобразная система сигналов. Учу упражнению «посмотри на меня»: собаку окликают ее именем, сокращенным до одного слога, она смотрит на хозяина и получает за это награду в виде лакомства. Это становится привычкой, устанавливается связь, совершенно другой уровень доверия. Так можно отучить питомца от таких проблем поведения, как лай у двери или агрессия по отношению к другим собакам, стоит лишь обратить на себя внимание. Эти упражнения совсем не сложные, мои подопечные осваивают их моментально.

Когда контакт установлен, можно переходить к развивающим играм, к тренировкам на улице. В Европе есть специальные площадки, куда можно взять собаку-ассистента, чтобы решить проблему коммуникации «пациента» с другими животными в контролируемой обстановке. В России такого, к сожалению, нет, поэтому тренироваться приходится там, где это возможно.

Увы, решить проблему получается не всегда. У меня был случай, когда пес боялся сильного шума, и во время новогодних праздников его дней десять невозможно было вывести на улицу. А во время грозы он однажды убежал от дома километров на девять, пришлось искать через объявление в газете. Тут от хозяина требуется терпение и моральная поддержка, ведь животным чувство защищенности необходимо точно так же, как и нам с вами. Ни в коем случае собака не должна чувствовать себя брошенной в беде.

Я понимаю, что не все будут прислушиваться к моим советам, но люди по крайней мере увидят альтернативу и не вернутся к травмирующим приемам школы старой кинологии. Продолжительность работы над проблемным состоянием разнится. Если собака гиперактивна, то процесс может занять и полгода, а если речь идет, например, о спасенном животном, то можете быть уверены, что он займет минимум год. Это срок, необходимый для полной адаптации животного к новым жизненным условиям.

Мне хочется, чтобы как можно больше людей отошли от устаревших методик. Новая кинология, правилам которой я следую, появилась в Европе всего лет пятнадцать назад, в Вене, где я училась, она уже довольно известна. Хотя в целом старая школа все еще популярна. В России другая культура, но у людей здесь много активности, готовности перенимать новое.

У меня самой сейчас два питомца – кот Квас и собака Чара, оба уже в возрасте: Чаре 15 лет, Квасу – 14, живем мы с ними очень дружно. Оба – спасенные животные, на них я, собственно, и опробовала новую кинологию. Можно сказать, что настоящего зоопсихолога из меня сделали именно они.


ТекстЛиза Анохина
ФотографияGetty Images
Лиза Анохина