Истории|Каково это

Каково это — любить Вагнера в Израиле

ДЖОНАТАН ЛИВНИ, президент израильского Общества любителей Вагнера, 69 лет:

«Я вырос с музыкой Вагнера. Мой отец, бежавший в Израиль из нацистской Германии, вывез с собой две вещи: семейный архив и пластинки с любимой музыкой — преимущественно Рихарда Вагнера. Немецкие евреи обожали его музыку. Даже несмотря на то, что он был антисемитом. Впрочем, Вагнер был далеко не единственным музыкантом, страдавшим этим недостатком, то же самое можно сказать, например, о Чайковском. А про Фредерика Шопена рассказывали вот что: он как-то раз пришел в концертный зал и со сцены заявил, что если в зале есть хотя бы один еврей, то выступать он не будет. Разница между Вагнером и Шопеном состоит только в том, что первый, помимо музыки, писал антисемитские статьи: например, опубликованная им в 1850 году работа «Иудаизм в музыке», по некоторым данным, очень сильно повлияла на идеологию нацизма. Еще известно, что Вагнера считал своим любимым композитором Адольф Гитлер, но глупо было бы любить или не любить ту или иную музыку в зависимости от того, нравилась ли она Гитлеру. Его вкус — не мерило и не критерий. Личность Вагнера не вызывает у меня никакого восторга — он плохо обращался со своими друзьями, спал с их женами, был достаточно грубым и жестоким человеком. И то, что он был антисемитом, делает его в моих глазах омерзительным. Но его музыка не имеет к этому никакого отношения. В ней Вагнер был и остается непревзойденным гением. Композитор может быть полным идиотом, а его музыка — прекрасной. Возьмите, к примеру, Моцарта — он же был абсолютным имбецилом, но все его произведения бесподобны.

Мне было десять лет, когда я стал слушать Вагнера осознанно. Помню, отец поставил пластинку с оперой «Нюрнбергские мейстерзингеры». Я начал слушать ее просто из уважения к старшим, но через несколько минут музыка захватила меня полностью.

Я создал Общество любителей Вагнера в 2010 году — прежде всего потому, что очень переживал из-за официального бойкота, который наложен на его музыку у меня на родине. Он — единственный символ нацистской Германии, вызывающий в Израиле негодование. Израильтяне хотят показать свое уважение к жертвам холокоста и делают это самым простым и необременительным способом — бойкотируя Вагнера. В конце концов, классическую музыку любят единицы, и гораздо проще объявить персоной нон грата композитора, чем перестать покупать машины марки Volkswagen.

Этот бойкот начался задолго до моего рождения: в 1938 году оркестр Палестинской филармонии под управлением дирижера Артуро Тосканини сыграл увертюру к опере «Лоэнгрин». Дело было на следующий день после печально знаменитой «Хрустальной ночи», и после этого произведения Вагнера публично в Израиле не исполнялись — за одним исключением: в 2001 году знаменитый дирижер Даниэль Баренбойм исполнил увертюру из «Тристана и Изольды». Этот его поступок вызвал массу протестов по всей стране и даже обсуждался в кнессете.

Когда я решил создать свое общество, я дал объявление в центральной газете Тель-Авива, на радио и телевидении, призвав всех любителей музыки Вагнера объединиться. Звонки пошли шквалом: один друг рекомендовал другого, а еще кто-то звонил мне по телефону, а кто-то — писал письма. Я предполагал, что найду достаточное количество единомышленников. Повторюсь, евреи любят Вагнера, это общеизвестный факт. Как-то один импресарио сказал Вагнеру: «Герр Рихард, прекратите ваши антисемитские штучки. Известно, что евреи — ваши преданные поклонники, они делают кассу на каждом вашем концерте». На что Вагнер ответил: «Зачем мне завязывать с антисемитизмом, если они без ума от моей музыки? Если любят, потерпят».

Костяк нашего общества составляют двести человек. Ежегодный взнос — пятьдесят долларов. Мы всеми силами боремся за то, чтобы музыку Вагнера играли в израильских залах, устраиваем лекции, дискуссии. Запрет на ее исполнение — это абсурд и насилие над личностью, только в тоталитарных государствах правительство запрещает гражданам любить то или иное произведение искусства. В свободном и демократическом государстве — а таким, вне всякого сомнения, является Израиль — у людей есть полное право слушать музыку, которая им нравится.

Разумеется, мы ищем залы, в которых можно было бы устраивать концерты. В мае 2012 года, после долгих и мучительных переговоров, такой зал был найден — мы договорились о выступлении в одной из самых больших аудиторий университета Тель-Авива. Концерт был назначен на 18 июня; дирижировать должен был Ашер Фиш, а играть — сборная команда музыкантов из всех оркестров Тель-Авива. Программа, на наш взгляд, была идеальной: отрывки из «Зигфрида», оперы-тетралогии «Кольцо Нибелунга» и увертюра к «Тангейзеру». Но в начале июня, к нашему огромному изумлению, ректор Тель-Авивского университета отменил концерт и вернул нам деньги. Якобы он не знал, что за музыку будут играть на концерте, хотя в переписке с администрацией университета мы, конечно, указывали, что нам нужен зал под Вагнера.

Это было по-настоящему мерзко. Все были подавлены — и члены нашего общества, и музыканты, и дирижер. Мы готовились к концерту почти полгода, репетировали, продали все шестьсот билетов без остатка. Но мы решили не сдаваться и уже собираемся устраивать новый концерт. Это, скажу я вам, долгий и кропотливый процесс: нужна сотня музыкантов, певцы, дирижер. И мы точно знаем, что нам нужен частный зал, не подпадающий под «юрисдикцию» муниципалитета и государства. Я надеюсь, что доживу до тех времен, когда музыка Вагнера будут играть в Израиле. Мы попытаемся устроить очередной концерт в середине 2013 года».


ИнтервьюСветлана Рейтер
ФотографияДмитрий Журавлев
При участииМаруся Севастьянова
editor-chanel