Истории|Правила жизни музыкантов

Правила жизни Честера Беннингтона

Музыкант, умер в 2017 году в 41 год, Финикс
Я такой. Хороший и дружелюбный парень, застрявший внутри монстра, который на самом деле – травмированный ребенок.

Мой разум можно сравнить с плохим районом, где не стоит гулять в одиночку.

Я начал употреблять наркотики в 11 лет. В юном возрасте со мной случалось много всего, с чем было сложно справиться. И часто я обнаруживал себя в полном одиночестве.

Меня били и заставляли делать вещи, которые я не хотел. Это убило во мне уверенность.

Я содрогаюсь, вспоминая юные годы, когда меня насиловали, когда со мной случались все эти ужасные вещи.

Как и большинству людей, мне было страшно говорить об этом. Я не хотел, чтобы люди думали, что я гей или лгу.

Развод родителей был ужасным периодом для меня. Я ненавидел каждого в своей семье. Я чувствовал себя брошенным собственной матерью; отец в то время был эмоционально нестабилен – так что мне не к кому было обратиться. По крайней мере, так я думал в тот момент.

Было время, когда я принимал 11 порций кислоты в день. Я употряблял ее в таких количествах – удивительно, что я все еще в состоянии говорить. Я мог покурить крэк, а потом немного мета и просто сидеть под кайфом.

Я такой. Хороший и дружелюбный парень, застрявший внутри монстра, который на самом деле – травмированный ребенок.

Музыка сохранила мне жизнь, пожалуй, даже в большей степени, чем любовь близких или друзей. Возможно, музыка и есть причина, по которой я все еще здесь.

До того, как стать рок-звездой, я тусовался гораздо больше. Я всегда говорю, что не обязательно быть рок-звездой, чтобы вести себя соответственно. Тебе не нужно быть особенным, чтобы быть мудаком.

Мысль о том, что успех равноценен счастью, раздражает меня. Смешно всерьез думать, что раз ты успешен, значит у тебя есть иммунитет к полному спектру человеческих переживаний.

Кто-то спросил меня, почему я больше не пою о подростковых страхах. Я ответил: потому что мне 41.

Если говорить о лирической составляющей песен – мы не можем снова стать теми обозленными детьми. Нам нужно говорить о том, что имеет значение для нас сегодня. Одна из таких тем – ради чего стоит бороться?

Алкоголиком быть не круто. Не круто пить и быть мудаком.

Я пришел к той точке в своей жизни, когда я мог либо сдаться и сдохнуть, либо мог бороться за то, что мне нужно. Я решил бороться. Я хотел хороших отношений. Я хотел любить людей, которые меня окружают. Я хотел получать удовольствие от работы. Я хотел наслаждаться отцовством, дружбой и утреннием пробуждением. Потому что даже это было для меня испытанием.

Мне казалось, что мир полон дерьма и все люди, которых я знал, тоже полны дерьма и что жизнь – отстой. И я думал: «На*** все это».

Иногда жизнь преподносит тебе на блюдечке сэндвич с дерьмом, и тебе приходится его съесть.

Ненависть, гордыня, месть и страх – это чума земли. Любовь, доброта, сострадание, сочувствие и помощь другим – лекарство.


ФотографияNigel Crane / Getty Images
Из публичных выступлений.