Истории|Правила жизни актрис

Правила жизни Кристины Хендрикс

Актриса, 41 год, Лос-Анджелес
Не думаю, что нужно давать людям понять, кто ты на самом деле. Так интереснее всем — и тебе, и людям

У меня есть только одна проблема — я не умею держать рот закрытым.

Мне нравится играть женщину, которая уверена в себе и которая всегда проходит мимо тебя, держа осанку и задрав подбородок.

В школе я была настоящим готом. Пожалуй, белая пудра на лице и черная помада на губах смотрелись не очень привлекательно. К тому же мать постоянно говорила мне, что я выгляжу ужасно и мерзко, а на лицах прохожих я видела шок. Я совершенно не чувствовала себя красивой — скорее, я просто чувствовала себя неловко.

Я большой фанат моды. Это та вещь, которую я люблю, но не могу себе позволить. Ведь мне нравятся турнюры (принадлежность женского платья в виде подушки, которая надевалась на талию для придания фигуре объема. — Esquire), корсеты, напудренные лица и красные губы — Мария-Антуанетта и все такое.

Мне подходит быть актрисой. Потому что я всегда мечтала выхаживать по сцене в костюме и наблюдать за тем, как на меня смотрят люди.

Самое главное — это не выглядеть перед камерой как дура.

Я помню, что когда «Безумцы» (прославивший Хендрикс сериал о вымышленном американском рекламном агентстве 1960-х. — Esquire) получили «Эмми», я чувствовала себя слегка обдолбанной — так, как бывает после операции. И это было круто.

Любой человек может стать актером, если по-настоящему умеет наблюдать за жизнью.

Большая грудь способна разбить вдребезги твои мечты о карьере бегуньи. Поэтому время от времени я думаю: как же хорошо, что я никогда не хотела ею стать.

Меня узнают все чаще и чаще, и к этому невозможно привыкнуть. Мне кричат: эй, Кристина! — а я говорю: чего?

Кажется, кое-чего я все же добилась, потому что многие женщины говорят мне, что моя роль в «Безумцах» заставила их иначе взглянуть на свои большие бюсты. И теперь они больше не пытаются их прятать.

Мужчина, который начинает с того, что пялится на твои сиськи, вряд ли может оказаться тем, с кем ты проживешь счастливую жизнь.

Женщинам нравятся мужчины, которые заказывают шотландский виски. Это самый впечатляющий выбор. Это классика, и это сексуально. Стекло, запах и никакого фруктового сока. Это виски. И ты — который заказал его.

Есть гораздо более красивые слова, чем «прекрасная». «Светящаяся», к примеру. Странное и неиспользуемое слово — «ты светишься». А еще «очаровательная», «искрящая», «пьянящая», «прелестная» и «соблазнительная».

Замужество мало что меняет. Ум, чувство юмора и твой запах — вот что соблазняет женщину, когда ты холост. И это же соблазняет женщину, когда вы замужем. Потому что в замужестве все работает точно так же — только ум и чувство юмора становятся важнее. Ведь самая сексуальная вещь на свете — это узнать тебя.

Видимо, я все же способна что-то пробуждать в людях. Хотя бы потому, что как-то раз одна женщина сказала мне: «Знаете, каждый раз, когда мы с мужем заканчиваем смотреть очередную серию, мы занимаемся сексом».

Мне не всегда понятен мой успех. Может, это всего лишь хорошо поставленный свет?

У меня есть странная привычка: когда меня спрашивают «ну как, хорошо?», я всегда говорю «нет».

Я так и вижу в «Эсквайре» эту фразу: «Поверьте, я разбираюсь в свинине».

Не думаю, что нужно давать людям понять, кто ты на самом деле. Так интереснее всем — и тебе, и людям.

Я часто встречаю людей, про которых даже не получается сказать «это просто не его день». Потому что более точным будет сказать «это просто не его год», а в некоторых случаях — «не его десятилетие».

Если ты не здоровался с кем-то два года подряд, вряд ли стоит начинать на третий.

Мне нравятся люди, которые, встречая меня, говорят: господи, а вы, оказывается, такая молодая.

Я хочу сняться в романтической комедии. Я хочу сняться в эпическом вестерне. Главное — успеть всего понемногу, так мне кажется. И, надеюсь, у меня еще есть на это время.

Теснее платье — больше сиськи.

Фото Крис Уайт