Истории|Правила жизни актеров

Правила жизни Джона Клиза

Актер, режиссер, 77 лет, Бат, Англия
Мне кажется, не всем следует знать, что секс доставляет удовольствие. На планете и так слишком много людей

Когда-то я мечтал о множестве разных вещей, но теперь у меня осталась одна мечта — разучиться мечтать.

Если бы в свое время я не присоединился к «Монти Пайтон», я, вполне вероятно, следовал бы изначальному плану: окончил бы университет, стал бы консультантом по налогам, а может, просто адвокатом, потом купил бы себе неплохой дом в престижном пригороде, обзавелся бы милой женой и детишками, на выходных занимался бы каким-нибудь спортом, а потом покончил бы жизнь самоубийством.

Это очень просто — играть в кино бизнесмена. Быть жестоким, безликим и необразованным способен каждый.

Слишком многие люди путают эти два понятия — быть серьезным и производить серьезное впечатление.

Я уверен, что если сегодня Иисусу дадут час на Би-Би-Си, все вокруг просто скажут: ну вот, еще одна говорящая голова.

Главное воспоминание о рождестве: отец сажает меня в лодку, отплывает миль на десять от берега и вышвыривает в воду. Надо заметить, что я довольно неплохо плавал и почти всегда приплывал обратно. И все же десять миль в ледяной воде были не самым суровым испытанием. По-настоящему сложно было выбраться из мешка.

Моя мать умерла совсем недавно. Ей был 101 год, и лишь незадолго до смерти она немного выдохлась и наконец перестала говорить мне, что делать.

Мне кажется, свидетельство о регистрации брака должно быть чем-то вроде свидетельства о вакцинации собаки. Раз в несколько лет — при обоюдном согласии — регистрацию нужно продлевать. Кроме, конечно, тех семей, где есть дети.

Мне кажется, не всем следует знать, что секс доставляет удовольствие. На планете и так слишком много людей.

Когда люди говорят: «я не ханжа, но», они, конечно, хотят сказать: «я ханжа, и».

Мне было очень неловко, когда я вдруг понял, что смеюсь значительно чаще, чем все вокруг.

Самое унизительное для меня — это шутка, над которой засмеялся лишь один человек.

Смех — это главная основа демократии.

Между британцами и американцами существует лишь три различия. Мы говорим по-английски, а они нет; когда мы проводим чемпионат мира по нашему любимому спорту, мы приглашаем команды из других стран, а если ты приходишь в Британии на встречу с главой государства, тебе надо опускаться лишь на одно колено.

Если бы в мире все было по-честному, то Дэн Куэйл (вице-президент при Джордже Буше-старшем. — Esquire) зарабатывал бы на жизнь тем, что говорил: вам картошку с кетчупом или без?

Никогда не понимал, почему те, кто не сделали в своей жизни ничего плохого, иногда вынуждены слушать кантри.

Современные технологии пугают меня больше всего на свете, потому что большинство вещей придуманы одними инженерами, чтобы потрясти других инженеров.

Никогда не пересматриваю свои шоу.

Я могу пойти к главе Би-Би-Си и потребовать от него гарантий того, что канал не будет становиться еще более тупым, но закончится это тем, что через пару месяцев его уволят и заменят тем, кто не пустит меня в свой кабинет.

Англия изменилась куда больше, чем я.

Отчаяние — ерунда. Я могу жить с отчаянием. Надежда — вот чего я не выношу.

Человек способен расстаться с чем угодно, кроме своих страданий.

Не нужно становиться далай-ламой, чтобы понять, что жизнь состоит из перемен.

Путь по-настоящему хорошей идеи всегда очень легко проследить. Как правило, он начинается с посредственной идеи, которая породила идею чуть лучше, которую потом кто-то недопонял, но все равно изложил, и в споре с ним родилось наконец что-то стоящее.

Я бы мог продолжать этот чудный разговор бесконечно — по крайней мере до тех пор, пока кто-то из нас не умрет.

Записал Сэм Адамс / Reprinted with permission of THE AV CLUB.
Copyright © 2011, by ONION, INC. Catherine Ledner / Corbis Outline / Fotosa