Истории|Правила жизни музыкантов

Правила жизни Принса

Музыкант, умер 21 апреля 2016 года в возрасте 57 лет в городе Шанхассен, штат Миннесота
Музыка — благословение господне. Я занимаюсь музыкой всю жизнь, и у меня язык не поворачивается назвать это работой

Я не люблю интервью. В них слишком много вопросов.

День рождения я не праздную. Это самый эгоистический вид торжества. Вы видели, чтобы хоть кто-нибудь в Библии отмечал день рождения?

Чем говорить — лучше написать книгу.

У меня все еще нет автобиографии. За нее приходится слишком много платить разным авторам.

Не люблю говорить о прошлом.

Со звукозаписывающей компанией всегда можно договориться. Они тебе говорят: ты нам надоел. А ты отвечаешь: хорошо, мой следующий альбом будет в стиле кантри.

Музыка — благословение господне. Я занимаюсь музыкой всю жизнь, и у меня язык не поворачивается назвать это работой.

Когда ты всю жизнь играешь на электрогитаре, это точно делает что-то с тобой и твоим телом. Я убежден, что именно скопившееся в моем организме электричество позволило мне сохранить волосы.

Меня сложно уговорить отложить гитару.

Мой самый любимый музыкальный инструмент — это моя группа.

Знаете, какая сцена произвела на меня самое большое впечатление? В «Амадее» (биографический фильм Милоша Формана 1984 года. — Esquire), в конце, в тот момент, когда он умирает, в голове у него звучит музыка — а он не в силах передать ее окружающим.

Надо помнить, что великим ты можешь стать и после смерти.

Самые счастливые люди — те, кому нет надобности быть знаменитыми.

Не люблю, когда меня сравнивают с Майклом или с Мадонной. Знаю одно: у меня точно больше хитов, чем у Мадонны — детей.

Дорога — вот что нужно двум влюбленным людям.

Музыка не сразу стала визуальной. Вспомните раннее MTV: там не было ни одного визуального исполнителя — разве что Боуи. Люди, создававшие великие хиты, одевались так, будто собирались в супермаркет.

Та музыка, которая сегодня попадает на телеканалы и радиостанции, целиком рассчитана на детей. И ее делают дети.

Джастин Бибер и Леди Гага? Другая порода для другого народа.

Ненавижу рингтоны. Вы когда-нибудь были в комнате, где одновременно звонят 17 разных телефонов?

Какой у меня рингтон? У меня нет телефона.

Шум — это состояние, в котором никогда не отыскать Бога.

Нет ничего хорошего ни в компьютерах, ни в цифровых технологиях. Они заполняют твою голову нулями и единицами, а это достаточно вредно для здоровья.

Проблема современного мира заключается в том, что люди, особенно молодые, не готовы пустить Господа в свои сердца.

Трудно не верить в существование Бога, потому что в мире точно должно быть что-то величественнее человека. Ну а быть величественнее человека — это совсем не сложно.

Большинство людей в глубине души хотят жить так, чтобы жизнь как можно реже давала им возможность выбора.

Я не люблю тех, кто говорит, что мир изменился 11 сентября. Мир изменился в 1914 году, и с тех пор находится в состоянии хаоса, войны и ненависти.

Время — это порождение разума. Не думаю, что оно существует для кого-то, кроме человека.

Человек — существо аналоговое, не цифровое.

Говорят, я носил каблуки, потому что ростом не вышел. На самом деле я их носил потому, что это нравится женщинам.

Быть крутым — значит не тосковать наедине с самим собой.

Я не только музыкант, я — сама музыка.

У всего есть темная сторона.

Мне нравятся смешные женщины.

editor
© Dorian Lynskey / Guardian News & Media
Edited extract from an article originally published in The Guardian Мartin Schoeller / August / All Over Press