Истории|Правила жизни русских писателей

Правила жизни Саши Соколова

Пи­са­тель, 73 года, ме­с­то про­жи­ва­ния скры­ва­ет
Из всех человеческих недостатков снобизм представляется мне наиболее привлекательным

Из всех человеческих недостатков снобизм представляется мне наиболее привлекательным.

Женщины в жизни нормального мужчины играют решающую роль. Но до чего тактично играют, как ненавязчиво.

Дружеские связи для меня довольно обременительны. Их ведь надо все время поддерживать, сами знаете.

Американский миллионер, как правило, неплохо образован. Подчас начитан. Нередко спортивен, подтянут. Увлечен международным туризмом. Однако все это почему-то не делает его более интересным собеседником.

Не важно, кому петь песню. Можно и самому себе — по примеру Сэлинджера.

Мерзавцы на Западе скрытны и законопослушны. Отчего и не так заметны.

Течение времени общего пользования определенно ускорилось. Но не моего, индивидуального. Выражаясь на английский манер, крысиные гонки — не моя чашка чая.

Одеваюсь по средиземноморской моде, извечной и непреходящей: весь в черном. Рекомендую. Цвет вечности.

Россия следует своим обычным историческим курсом: от нехорошего — к худшему.

Не в тачках счастье. Мало ли у людей других игрушек, которыми они не устают самообманываться. Инфантилизм — следствие эмоционального дефицита и ожирения личности.

Бунтарство — одна из пленительных особенностей русского характера.

Я несколько раз пересек на автомобиле Америку. С географией у нее все нормально. Архитектура пугающе примитивна, однообразна. Кошки неигривы, мышей ловят, но не едят. Собаки дружелюбны, улыбчивы, упитанны. Люди тоже.

Мать учила не придавать деньгам значения. Она была тайная, но хорошая христианка. Я вырос хорошим буддистом, и денег у меня всегда было мало, в обрез, или не было вовсе.

Наш народ любознательнее, сообразительнее и по жизни отважней. Летом 1989-го я впервые привез мою жену Марлин в наши края. Где-то через месяц она звонит подруге в Нью-Йорк и, делясь московскими впечатлениями, сообщает: «Здесь настоящая революция, это страна героев». Я проникся.

У меня есть убежденность, что в следующей жизни все сложится куда лучше, чем в этой.

Считать кинематограф искусством, особенно современный, озвученный, не решаюсь. Слишком уж он для искусства технологичен и подозрительно массов. И потом: искусство, как мы усвоили еще в древности, вечно, а фильмы имеют свойство устаревать.

По нескольку раз могу смотреть немые ленты Чаплина и работы Аки Каурисмяки. Лучшая его вещь — «Девушка со спичечной фабрики». Картина эта почти лишена диалога, чем в частности и подкупает.

Пожалуй, самый правдивый телевизионный канал в Новом Свете — погодный.

Не столько я изменил свой взгляд на западные свободы, сколько они сами изменились. Недавно выяснилось, что по уровню журналистских вольгот США в мировом рейтинге занимает почетное 52-е место. А народ безмолвствует, дремлет. Средний американец политически наивен. Он, как убитый солдат из окуджавской песни, верит, что проживает в демократическом раю. И президент регулярно ему об этом напоминает.

Русский язык — моя родина. Виртуальная, разумеется. Она у нас, что называется, грандиозней жизни. И, кстати сказать, толковей.

Даже не знаю, в чем разница между сорока и шестьюдесятью годами. Хожу прямо, не сутулюсь. Бессоницей не страдаю. Даже не поглупел, говорят.

editor-chanel
Записала Елена Егерева
Фотограф Валерий Плотников