«Медуза» опубликовала большой профайл, посвященный активистке и феминистке Нике Водвуд, известной под ником nixelpixel. Материал вышел под заголовком «Nixel Pixel — самая известная феминистка России: «Медуза» рассказывает, какую цену Нике Водвуд приходится платить за свой активизм».

Автор профайла, журналистка Нина Абросимова, на протяжении нескольких месяцев общалась с героиней, поговорила с ее мамой и молодым человеком, а также взяла комментарии у представителей интернет-сообщества — коллег Водвуд по фем-активизму, основателя имиджборда «Двач» (пользователи которого устроили травлю девушки) Наримана Намазова и других.

Материал затрагивает чувствительную тему буллинга (интернет-травли), жертвой которого Водвуд оказалась из-за своей активистской деятельности и провокационности тем, которые она затрагивает в своем видеоблоге. В статье рассказывается о детстве девушки и о том, как она пришла к фем-активизму, о травле, с которой Ника устала бороться. Заканчивается текст эпилогом, в котором сообщается о решении Водвуд уйти из активизма «до тех пор, пока ее состояние не изменится». «Я очень устала. У меня умер папа. Прошёл год, а мне не легче. Я не справляюсь», — написала она.

Статья вызвала большой резонанс и неожиданно расколола журналистское и фейсбук-активное сообщество. Часть читателей посчитала материал необъективным, представляющим героиню в негативном свете и обесценивающим ее работу, а некоторые даже обвинили «Медузу» в «легитимизации интернет-травли» и вспомнили восстановление на позиции главреда Ивана Колпакова (он был ненадолго отстранен от работы после обвинений в харассменте).

Автор «Медузы» Нина Абросимова ответила на критику в своем фейсбуке, написав, что «готовилась огрести», потому что материал изначально казался ей слишком комплиментарным («Но ряд феминисток пишут, что я полная сука, а значит — не слишком»). «Ни один человек из интернета сегодня не убедит меня в том, что я не имею права пробовать писать и делать это так, как у меня на данный момент получается; и ни один человек за меня не домыслит, как я отношусь к своей героине. Это мой первый профайл и мой первый текст после полугода молчания. Вам хочется что-то сказать? Можете высказаться прямо в комментариях», — написала журналистка, также известная по резонансному материалу «Героин — собственность модели», который удалили по требованию Роскомнадзора.

Сама Водвуд прокомментировала скандал таким образом (авторские орфография и пунктуация сохранены):

«Не могу понять, от антидепрессантов у меня тошнит, или от статьи на Медузе. Я конечно знала, что они меня не любят за Колпакова своего вонючего, но не предполагала, что настолько. Sorry, old Nika can’t come to the phone right now. Why? Because она лежит «в плену своих травм». Смешно наверное что я из всего написанного прокомментирую это, но Nixel Pixel — это не имя и фамилия. Мой ник пишется слитно маленькими буквами, вот так: nixelpixel».

Составить собственное мнение о статье вы можете, прочитав ее по ссылке. А вот что писали о ней известные журналисты, блогеры и просто неравнодушные:

Анастасия Красильникова, журналист, автор телеграмм-канала «Дочь разбойника»

«Профайл Ники Водвуд на «Медузе», на мой вкус, имеет мало отношения к объективности. Легко представить человека, который борется за нашу и вашу свободу (а Ника Водвуд этим и занимается, причем фултайм) истеричкой — особенно если из слов мамы про дочь оставить только то, что она была «ноющим» ребенком, подробно поговорить с людьми, которые ненавидят человека, о котором ты пишешь, и не процитировать ее друзей и соратников. Нет, это не «объективная журналистика».

Юлия Дудкина, журналист, автор резонансного материала про школьный буллинг, опубликованного на «Медузе»:

«Помню, чуть больше года назад у меня вышел текст про школьный буллинг. Его тогда очень много людей прочитали, и он вроде был для многих важным. И я радовалась, что он вышел на платформе, которая собирает много читателей, что мне предложили сотрудничество с таким классным СМИ. ШТОШ. Если бы я собиралась писать текст про буллинг сегодня, я, конечно, выбрала бы любое другое издание. Очень, очень жаль».

«Что касается текста, в нем стороны не сбалансированы, в качестве экспертов выступают двачеры, нет ничего о том, что собственно делает Ника. Это обесценивает ее работу и дает о ней неверные представления. Кроме того, судя по многочисленным тредам, автор и героиня ходили друг к другу в гости, одна просила другую присмотреть за собакой. Если это были не дружеские отношения, то как минимум одна сторона их такими считала и они явно выходили за рамки рабочих. Это очень серьезные вопросы вызывает».

Анна Наринская, литературный критик:

«Вроде бы ничего ужасного в этой статье нет, хотя бестактность в применении цитаты из мамы про то, что она была «вечно ноющим ребенком» имеется. Но в который раз меня поражает эта новая идея «объективной», хоть убей, журналистики. Типа из поднебесья и вакуума выслушиваем все стороны. Что какие то там «двачи» и шовинисты, что девушки, борющиеся за права на пространстве просто ядерной зимы в этом смысле — нам все равно. От одних фразочка, от других фразочка и норм.

<…>

Это теперешняя «неангажированность» в репортажах о человеческом опасна тем, что предоставив слова «всем сторонам» репортер становится так упоен собой (конечно, он/она же не демшиза какая-нибудь, чтоб топить за того, за кого приличные, фу, слово то какое, люди станут топить), что ни на что большее уже не способен. И вместо интересного и важного текста мы получаем с одной стороны, с другой стороны. Причем с другой стороны — двач».

Денис Драгунский, писатель и журналист

«Не знаю, к сожалению, что такое «двач» — но согласен вот с чем: «давать всем слово» бывает опасно. Когда, напр., на «Эхе» выступают какие-то чудовищные мракобесы, реакционеры и порой просто негодяи — в ответ на свое «зачем их пускают в эфир?» — слышишь: «Мы объективны, мы должны дать слово всем». Ужас на самом деле».

Сююмбике Давлет-Кильдеева, шеф-редактор «Цех»

«Хочу выразить свою поддержку Ника Водвуд — потому что она классная и замечательная, очень талантливая, сильная и смелая. А текст Медузы ровно наоборот — не классный и не замечательный, не очень талантливый, совсем не сильный и вообще не смелый. Ну, как и сама Медуза, здесь ничего удивительного, все стабильно».

Сотрудники «Медузы» пока никак не прокомментировали дискуссию вокруг материала. Свое мнение высказал в фейсбуке только кинокритик издания Антон Долин.

Антон Долин, кинокритик «Медузы»

«Опять костерят «Медузу» по всему фейсбуку за большой профайл интернет-феминистки (видимо, неудачный, мне трудно судить, я не в материале). Если бы я обладал инфернальным чувством юмора, сказал бы даже, что «Медуза» стала объектом травли (нет, я так не думаю).

Выдвину такой тезис: «Медуза» — лучшее СМИ на русском языке. Если вы считаете иначе, назовите другое. Ответы в жанре «Кому нужны в XXI веке эти СМИ» и «Лучше буду читать «Нью-Йорк Таймс» буду считать подтверждением своего тезиса.

P. S. Не играю в объективность — я автор и многолетний коллаборатор «Медузы» (но и здесь фейсбук, а не ВЦИОМ). При этом я не потому ее хвалю, что получаю там гонорары, а потому стал туда писать, что считаю ее лучшей. Верьте или нет. Это, кстати, на тот момент было трудным решением, испортившим мне отношения с некоторыми людьми».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Медуза-гейт: активистка Лиза Лазерсон объясняет, почему всех так задел скандал с сексуальными домогательствами в «Медузе»

Дело Ивана Голунова: хронология событий