Я минималист.

Если бы не вы, я бы никогда не узнал, что «шьямалан» означает «волк» (на дравидийском языке малаялам, распространенном на юго-западе Индии. — Esquire). Круто! Мне нравится. Если честно, я думал Шьямалан — это одно из имен Кришны.

Мы переехали в Америку, когда мне было шесть, и с детства я зачитывался книгами о культуре коренных американцев. Индейцы были близки к природе и брали себе имена вроде Орел, или Гора, или Облако. Имя Найт (англ. Night, «Ночь». — Esquire) они тоже использовали. Оно мне сразу понравилось. Мне хотелось чувствовать связь с природой, с миром духов, так же, как это делали индейцы. Поэтому, когда я повзрослел, я просто вписал «Найт» в свой паспорт.

Я вырос в Индии. На дереве перед домом моей бабушки висела отрубленная голова цыпленка. Я как-то спросил: «Ба, зачем?» — «Чтобы отпугивать призраков». В тех краях было так принято.

Я не всегда снимал триллеры. Первые два моих фильма — драма и комедия. И они не были успешными. Они не понравились никому.

Из-за двух провалов я впал в отчаяние. Просто лежал в своей комнате, уставившись в стену. К счастью, на стене висели постеры «Экзорциста» и «Чужого». Я подумал: почему бы мне не снять что-то подобное? И сел писать сценарий «Шестого чувства» (шесть номинаций на «Оскара» в 2000 году, 68-е место в рейтинге 500 лучших фильмов ужасов всех времен по версии IMDb. — Esquire).

Я рос на «Звездных войнах» и «Индиане Джонсе». Когда я повзрослел, моими кумирами стали Куросава, Кубрик и Хичкок.

Великое искусство рождается в ограничениях. Это моя философия.

Дай мне $200 миллионов на съемки фильма, и я растеряюсь, не зная, с чего начать. Скажи: «Денег кот наплакал, надо снять лучший в мире фильм», и я отвечу: «Отлично! Погнали».

Когда ты пишешь сценарий, каждый персонаж — это ты. Они все говорят твоим голосом. Ты и злодей, и герой. Ты напуганный ребенок. И монашка — тоже ты

Я могу целый день не выходить из дома. Сначала немного почитаю, потом спокойно поработаю, затем пойду вниз, там у меня домашний кинотеатр, — и посмотрю что-нибудь из классики.

На одной кинопремьере я подошел к своему знакомому актеру. Через минуту нас окружили фанаты. С ним они хотели сфотографироваться, со мной — обсудить мои фильмы. И в этот момент мы оба осознали удивительную вещь: его фанаты понятия не имеют, кто он такой. Они знакомы только с его персонажами. Мои — знают обо мне все. Потому что в своих работах я показываю, что люблю, а что ненавижу, чего больше всего боюсь и о чем мечтаю. И это восхищает меня.

Нам кажется, что все хорошее и плохое происходит в нашей жизни случайно, независимо от нас. На самом деле все просто: что-то ты можешь контролировать, что-то — нет. Сосредоточься на том, на что ты способен повлиять, — и выкинь из головы все остальное. Если ты пишешь песню — пиши и не думай, примет ее аудитория или нет. Это освобождает.

Я доверяю своим инстинктам.

Я верю в то, что наши мысли генерируют некую энергию во вселенной, и эта энергия возвращается к нам. Проблема в том, что мысль должна быть чистой, а у 99% населения Земли в голове полная ерунда. Например, ты вызываешь такси: «Вот бы приехал нормальный водитель». На самом деле ты думаешь: «Большинство водителей такие мудаки». Эта мысль отправляется во Вселенную, и она реагирует: «Что? Мудаки? Без проблем, сведу тебя еще с одним».

Мы знаем, что мозг влияет на организм. От мыслей может подскочить давление или образоваться язва. Знаем, что существует эффект плацебо — ты можешь вылечиться, если веришь, что принял лекарство, даже если это был просто сахар. На что еще способен наш ум? Восстанавливать пораженные клетки?